Статья про Тюмень

70 лет, а счастья все нет… В слабостях рынка огнезащиты разбирались в Тюмени

Первые огнезащитные краски появились в России еще в начале Великой Отечественной войны. Если верить Олегу Ламкину, они представляли собой смесь апатитов и жидкого стекла, за неимением последнего использовали глину. Как получилось, что отечественная отрасль огнезащиты спустя более чем 70 лет оказалась во власти, кажется, неразрешимых проблем?

Разобраться в паутине отечественного рынка огнезащитных материалов и выяснить первопричины текущих проблем попытались участники Международной конференции «Огнезащита и пожарная безопасность», прошедшей 7 ноября в Тюмени.

Огнезащита в регионах – иллюзия
Это вторая конференция, которую издательский дом «МедиаПро» проводит в Тюмени. По замечанию организаторов, подобные отраслевые встречи в регионах способствуют пониманию общей картины развития отрасли огнезащиты в России. Безусловно, основная доля производителей огнезащитных материалов находится в Москве, но это отнюдь не весь рынок. Было бы досадной ошибкой ограничивать свой кругозор исключительно центральным округом, пуская на самотек развитие в регионах. Если мы хотим влиять на отрасль огнезащиты в России, необходимо в первую очередь обратить внимание на тех, кто работает за пределами Москвы. Только всесторонний, объективный взгляд поможет выстроить единую концепцию для поступательного развития этой отрасли.

Честный рынок – это не про нас
Олег Ламкин, вице-президент Национального Союза организаций в области обеспечения пожарной безопасности обратил внимание каждого участника на важность использования правильной терминологии. По его мнению, подмена понятий говорит об общей рассогласованности в работе структур, отвечающих за обеспечение пожарной безопасности, как и о некомпетентности некоторых специалистов. «Зачастую производители огнезащитных материалов в рекламных целях оперируют заведомо ошибочной терминологией, – отметил О. Ламкин. – Нет никакого комбинированного метода, есть способ огнезащиты, и нет такого понятия, как влагостойкость, есть климатический режим».

Работаем не по совести, а для собственной радости
На первый взгляд, высказывания О. Ламкина могут показаться придирками. Но в сущности, если разобраться, путаница в головах рождает смуту в отрасли. Недобросовестная конкуренция, неумелое жонглирование терминами, законодательная слабость, «серая» сертификация вносят сумбур в отрасль огнезащиты и позволяют производителям вести нечестную игру. К примеру, такой подход, как «делаем, но денег не берем», должен настораживать покупателя. По мнению О. Ламкина, подобная рекламация – это откровенное лукавство. «Значит, эти средства, скорее всего, заложены в стоимость материалов», – отметил он. Говоря о часто декларируемых сроках работы огнезащитных материалов, О. Ламкин призвал всех не вестись на обещанные 30 и более лет. «Учтите, – отметил Олег Борисович, – что срок службы огнезащитных пропиток не превышает трех лет. Все, что больше, – это вранье».

Не бываем внимательными к «мелочам»
«Действительно, добросовестных производителей на отечественном рынке огнезащитных материалов катастрофически мало», – заверил гендиректор компании «Антэп» Виктор Еремин. Один из способов борьбы с недобросовестными пред-ставителями отрасли, по замечанию Павла Колесникова, секретаря подкомитета «Пожарная безопасность в строительстве» Торгово-промышленной палаты РФ, – это создание не только законодательного, но и информационного барьеров. Во многом этому способствуют открытые диалоги представителей отрасли на подобных конференциях. Чтобы избежать ошибок и не допустить преступной халатности, необходимо быть внимательным к любым мелочам, выбирать материал правильно, то есть исходя из последующих условий его эксплуатации.

ЭКСПЕРТНЫЙ СОВЕТ: Как избежать контрафакта?
Нина Шишацкая, ведущий инженер отдела огнезащитных материалов, «Тизол»
В первую очередь мы должны ориентироваться на предел огнестойкости, требуемый в проекте. Потом посмотреть, какие конструкции необходимо защищать. Если предел огнестойкости – час и более, и мы работаем с несущими конструкциями, то необходима конструктивная огнезащита. Соответственно, смотрим по размеру конструкций. В зависимости от их приведенной толщины мы выбираем требуемые материалы, толщину покрытия. Я не могу сказать, где конкретно применяли контрафактные материалы. Но мы проверяли материалы московской фирмы «Кроз». По сертификату их покрытия для металлоконструкций обеспечивают 150 минут огнезащитной эффективности. Мы закупили такой материал и провели собственные испытания в лаборатории Екатеринбурга. Система выстояла 53 минуты! Предполагается, что в случае пожара защищаемая конструкция должна выдержать 150 минут. За это время люди должны эвакуироваться, спасти какие-то материальные ценности, потушить пожар. Но в действительности конструкция вместо двух с половиной часов продержалась менее 60 минут. В таком случае могут быть и человеческие жертвы, и колоссальный материальный ущерб.

Сергей Рябов, генеральный директор НПО «Химцентр»
Чтобы выбрать материал, сначала нужно посмотреть отзывы о нем. Потом узнать, как долго фирма находится на рынке. Если опыт компании – один–два года, то мы понимаем, что их материалы, технологии еще сырые, неотработанные. Конечно, необходимо проверить документацию. Один из последних случаев использования контрафактной продукции связан с компанией «Стройтехно-Огнезащита» (директор Андрей Въясков). Он выполнял работы в лабораторном корпусе УПИ (ныне УрФУ) в Верхней Пышме. Изначально был заложен большой объем нашего материала – штукатурки «КЕДР-МЕТ-С01». Потом А. Въясков согласовал замену этого материала на другой, местного производства, и, прикрывшись его документами, использовал свой материал гаражного исполнения. Таких Въясковых в стране очень много. Они прикрываются сертификатами добросовестных производителей, а используют обычную водоэмульсионку или краску на органической основе, низкого качества, невспучивающуюся.

Евгений Кузнецов, директор НПФ «Вермикулит-Сервис»
В первую очередь мы должны определить степень огнестойкости здания. Затем в зависимости от огнестойкости строительных конструкций необходимо выбрать, какие материалы мы будем использовать: конструктив или вспучивающиеся составы. Примеры применения контрафактных материалов – оконная база, о которой я рассказывал на конференции, и лабораторный корпус УПИ (ныне УрФУ) в Верхней Пышме. По проекту, на огнезащиту оконной базы необходимо было потратить 86 тонн нашего материала, в действительности потратили только 24 или 30 тонн. Чем покрыли остальное, до сих пор остается неизвестным. Вопреки здравому смыслу объект все-таки был принят.

Татьяна Иванова

Смотрите также

430 нефте- и газопроводов в одном из штатов США потенциально взрывоопасны

После взрыва 17 апреля на газопроводе в г. Файерстон (штат Колорадо, США) губернатор штата потребовал провести проверку …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя

Ваш e-mail

Контактный телефон